Чему нас учат древние греки

А́тлас или Атла́нт, — в древнегреческой мифологии, — могучий титан, держащий на плечах небесный свод. Кто же держит на своих плечах государство?

Что мы имеем налицо?

Имеем мы вооружённый конфликт на территории соседнего государства, постоянно растущие цены, удешевление стоимости рабочей силы, толпы беженцев на юге страны. С беженцами отдельная история – местные жители не довольны, что беженцам дают преференции, например, преимущество при поступлениях в ВУЗы на бюджетные места, выплата пособий и пр. Недотёпа может подумать, что пора на майдан, скакать с речёвками, призывать к немедленному миру на условиях НАТО, но это поможет только НАТО и американскому фашизму во внешней политике, который и сделал Украину нацистским государством и привёл к войне внутри одного народа.

Я предлагаю начать разбор ситуации.

Что такое война?

Из работы В. И. Ленина «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме»:

«… обыватели способны всякую войну оправдать, говоря «мы защищаем отечество», тогда как марксизм, не принижающий себя до обывательщины, требует исторического анализа каждой отдельной войны, чтобы разобрать, можно ли считать эту войну прогрессивной, служащей интересам демократии или пролетариата, в этом смысле законной, справедливой и т. п.

Лозунг защиты отечества есть сплошь да рядом обывательски-несознательное оправдание войны, при неумении исторически разобрать значение и смысл каждой отдельной войны.

Марксизм дает такой анализ и говорит: если «действительная сущность» войны состоит, например, в свержении чуженационального гнета (…), то война прогрессивна со стороны угнетенного государства или нации. Если «действительная сущность» войны есть передел колоний, дележ добычи, грабеж чужих земель (…), — тогда фраза о защите отечества есть «сплошной обман народа».

Как же найти «действительную сущность» войны, как определить ее? Война есть продолжение политики. Надо изучить политику перед войной, политику, ведущую и приведшую к войне. Если политика была империалистская, т. е. защищающая интересы финансового капитала, грабящая и угнетающая колонии и чужие страны, то и война, вытекающая из этой политики, есть империалистская война. Если политика была национально-освободительная, т. е. выражавшая массовое движение против национального гнета, то она, вытекающая из такой политики, есть национально-освободительная война.»

Что мы видим в войне на Украине? Империалистскую войну России за захват колоний и их нещадную эксплуатацию или попытку защитить и Россию, и Украину – один разделённый развалом СССР народ – от империалистской политики США?

Давайте обратимся к определению фашизма товарища Димитрова: «Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала, особая форма классового господства буржуазии… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».

Особую опасность эскалации конфликта на Украине придаёт проведение со стороны крупнейшей империалистической страны США и её сателлитов в этом регионе внешней политики фашизма. Эту ситуацию сегодня наиболее точно отражает научно обоснованный и устоявшийся в российской политической публицистике термин – фашизм на экспорт. Фашизм на экспорт – это неприкрытая, игнорирующая законы и нормы международного права террористическая империалистическая политика насилия и кровавого решения вопросов обеспечения интересов мирового империализма, ядром которого выступает финансовый капитал США.

Но что же такое империализм?

Уже в начале XX века Владимир Ильич Ленин в работе «Империализм как высшая стадия капитализма» показал, что капитализм свободной конкуренции во всём мире уже сменился государственно-монополистическим капитализмом – империализмом, подводя итог исследованию он пишет:

«Мы должны теперь попытаться подвести известные итоги, свести вместе сказанное выше об империализме. Империализм вырос как развитие и прямое продолжение основных свойств капитализма вообще. Но капитализм стал капиталистическим империализмом лишь на определенной, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу. Экономически основное в этом процессе есть смена капиталистической свободной конкуренции капиталистическими монополиями. Свободная конкуренция есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще; монополия есть прямая противоположность свободной конкуренции, но эта последняя на наших глазах стала превращаться в монополию, создавая крупное производство, вытесняя мелкое, заменяя крупное крупнейшим, доводя концентрацию производства и капитала до того, что из нее вырастала и вырастает монополия: картели, синдикаты, тресты, сливающийся с ними капитал какого-нибудь десятка ворочающих миллиардами банков. И в то же время монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю.

Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма. Такое определение включало бы самое главное, ибо, с одной стороны, финансовый капитал есть банковый капитал монополистически немногих крупнейших банков, слившийся с капиталом монополистических союзов промышленников; а с другой стороны, раздел мира есть переход от колониальной политики, беспрепятственно расширяемой на незахваченные ни одной капиталистической державой области, к колониальной политике монопольного обладания территорией земли, поделенной до конца.

Но слишком короткие определения хотя и удобны, ибо подытоживают главное, — все же недостаточны, раз из них надо особо выводить весьма существенные черты того явления, которое надо определить. Поэтому, не забывая условного и относительного значения всех определений вообще, которые никогда не могут охватить всесторонних связей явления в его полном развитии, следует дать такое определение империализма, которое бы включало следующие пять основных его признаков: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни; 2) слияние банкового капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир, и 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами. Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами.»

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что на Украине происходит следующее: Россия борется с Американским фашизмом на экспорт. Если же здесь приводить данные, подтверждающие эти тезисы, то, боюсь, вся заметка превратиться в пересказ статей и работ классиков. Кроме того, мы можем сказать чего НЕ ХОЧЕТ Россия: захвата колоний, подчинения жителей Украины, подчинения, ограбления её и так далее. Это видно хотя бы из того, что в начале войны вообще не предпринималось никаких действий, направленных на это, Россия не была готова ни к каким подобного рода действиям. Она даже не наводила элементарный порядок на территориях, занятых войсками, не устанавливала там никаких новых органов власти, не проводила элементарной зачистки территории. Войска явно преследовали объявленную в начале операции цель: демилитаризация.

При империалистических войнах же обычно мгновенно устанавливается уже практически готовая, заранее подготовленная и выкормленная с руки новая власть, и эти территории начинают практически сразу разграбляться. Эту новую власть тщательно, десятилетиями готовят, обычно это военизированная оппозиция. Так было везде, куда дотягивалась рука запада.

Не говоря уже о том, что российский бизнес даже в Крым не особо торопится, не говоря уже о «захваченных территориях» на Донбассе и Украине. Я думаю заинтересованного читателя, желающего углубиться в суть проблемы «почему Россия не империалист?» можно отослать к статье товарища Виктора Ивановича Галко «Что стоит за одной анонимкой», опубликованной на ресурсах Фонда рабочей академии и Рабочей партии России.

С войной и фашизмом вроде бы разобрались. Давайте теперь разбираться с государством. Ленин в работе «Государство и революция» цитирует Энгельса, как крупнейшего специалиста в теории государства:

«Государство, — говорит Энгельс, подводя итоги своему историческому анализу, — никоим образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу. Государство не есть также «действительность нравственной идеи», «образ и действительность разума», как утверждает Гегель. Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, всё более и более отчуждающая себя от него, есть государство»

Если совсем коротко, то государство есть инструмент насилия и принуждения в руках правящего класса. Какой класс у нас у власти? Тут к гадалке не ходи. Кто такой капиталист – персонифицированный капитал. А капитал – это самовозрастающая стоимость.

Капитал (нем. Kapital, франц. capital, первоначально — главное имущество, главная сумма, от лат. capitalis — главный), экономическая категория, выражающая отношения эксплуатации наёмных рабочих капиталистами; стоимость, приносящая прибавочную стоимость. Капитал, сосредоточенный в руках капиталистов, служит средством присвоения прибавочной стоимости; представляет собой историческую категорию, т. е. свойствен определённой общественно-экономической формации.

Т.е. самовозрастает он засчёт неоплаченного труда рабочих, как может догадаться даже самый непосвящённый в марксизм читатель. Но на этом давайте не останавливаться. Ведь в политике существует такая интересная штука, как пропаганда. Что мы видим на улицах на рекламных щитах, баннерах и растяжках? «Za русский мир» и прочие прелести. Да, российская буржуазия борется с американским фашизмом на экспорт на Украине, но ведь она борется не за национальности и нации. У неё есть вполне понятные и ясные цели, до которых мы докопались выше. Давайте разберём национальный вопрос, чтобы либо поставить его во главу угла, если он действительно является главенствующим (хотя из вышесказанного уже понятно, что не он главный), либо отбросим его как второстепенное.

Что мы знаем о понятиях нация и национальность? Лично я знаю только одного учёного, который разобрал вполне этот вопрос. Давайте же обратимся к нему:

«Русские марксисты давно уже имеют свою теорию нации. По этой теории нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности четырех основных признаков, а именно: на базе общности языка, общности территории, общности экономической жизни и общности психического склада, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры. (…)

Я думаю, что предлагаемая вами схема с ее новым, пятым признаком понятия “нация” – глубоко ошибочна и не может быть оправдана ни теоретически, ни практически – политически.

При вашей схеме пришлось бы признать нациями только такие нации, которые имеют свое собственное, отдельное от других, государство, а все угнетенные нации, лишенные самостоятельной государственности, пришлось бы вычеркнуть из разряда наций, причем борьбу угнетенных наций против национального гнета, борьбу колониальных народов против империализма пришлось бы изъять из понятия “национальное движение”, “национально-освободительное движение”.

Более того. При вашей схеме пришлось бы утверждать, что:

а) ирландцы стали нацией лишь после образования “Ирландского свободного государства”, а до этого времени они не представляли собой нации;

б) норвежцы не были нацией до отделения Норвегии от Швеции, а стали нацией лишь после такого отделения;

в) украинцы не были нацией, когда Украина входила в состав царской России, они стали нацией лишь после отделения от Советской России при Центральной раде и гетмане Скоропадском, но они вновь перестали быть нацией после того, как объединили свою Украинскую Советскую республику с другими Советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик.

Таких примеров можно было бы привести многое множество.

Очевидно, что схема, приводящая к таким абсурдным выводам, не может считаться научной схемой.

(…)Понятно, что судьба таких наций связана с судьбой капитализма, что с падением капитализма должны сойти со сцены такие нации.»1

Т.е. мы ещё раз убеждаемся, что война не «Zа русский мир», а потому что российская буржуазия банально не хочет лечь под топор американского фашизма на экспорт. Но это не первичный интерес российских буржуа, помните? Отсюда и повышение цен, и радость от притока мигрантов (да, им даже денег дают, вы только работайте больше и за меньшую зарплату, либо дрожи российский рабочий, ведь за проходной толпа безработных мигрантов, которые будут работать больше и дешевле). Всё с этим ясно и понятно.

Вот мы с вами перебрали целую кучу понятий. Что же важно и первично? Государство? Нация? Или что-то ещё? Вокруг чего строятся государства и нации? Оно же на поверхности! Во всех определениях, рассмотренных нами, это есть! Производство – вот что первично. Именно крупное производство способно дать нам тяжёлые машины, которые выточат и соберут нам отдельные детальки в цельный комбайн, за руль которого сядет комбайнёр и сначала засеет поле, потом соберёт урожай. Из урожая сделают зерно. Так же, на заводе. Потом сделают из муки тесто, сформируют его в буханки и засунут в горячую печку, которую тоже, к слову, собрали рабочие руки на другом заводе. Потом, достанут уже вкусно пахнущий хрустящий хлеб из горячей печи, обжигая свои мозолистые руки, и отправят его в магазин, где вы его купите. Так кто же нас кормит? Кто, словно могучий Атлант, державший небосвод, держит всё государство на своих плечах? Ответ прост – рабочий человек. И только он способен, благодаря организации своего труда, улучшить свои условия существования. А раз он улучшит свои условия жизни, то он улучшит и наши с вами. Почему? Потому что пролетариат не способен, словно буржуи, построить только для себя дорогие больницы, школы, ВУЗы, супермаркеты.

Но что же для этого делать? «Майдан»? Ни в коем случае.

Всё достаточно просто, и я могу смело это утверждать, ибо сам прошёл через это. Создаёте рабочую секцию в профсоюзе или новый профсоюз. Ведь что такое профсоюз? Не тот, хозяйский, жёлтый, который, скорее всего у вас сейчас, а рабочий. Который создан рабочими и служит рабочим. Это рабочая монополия по продаже рабочей силы.

С чего должен начинаться профсоюз? С инициативной группы, которая напишет проект коллективного договора. «Это так сложно» – скажете вы, и будете абсолютно не правы. Вы можете взять за пример любой прогрессивный колдоговор, выбросить оттуда всё, что не подходит вам, и дописать всё, что нужно вам. По своему примеру могу сказать, что, скорее всего, вы будете только дополнять. Есть хорошие примеры, как мой проект КД Ростсельмаша, так и проекты Первого контейнерного терминала и прочие, которые вы можете найти на сайте Фонда Рабочей Академии.

Коллективный договор – это список требований рабочих. А профсоюз здесь нужен и для того, чтобы добиться заключения выгодного рабочим коллективного договора, но и чтобы СЛЕДИТЬ за выполнением оного. Чтобы колдоговор стал действующим документом.

Всю процедуру от написания своего проекта, до проведения забастовки, переговоров и заключения коллективного договора вы можете прослушать в лекциях М.В. Попова на YouTube канале Фонда Рабочей Академии, на Красном Радио ФРА, а так же прочитать в специальных брошюрах и книгах, например: «Ведение трудового спора за заключение коллективного договора, соглашения», за авторством Попова М.В., Федотова К.В.; «Коллективно-договорное регулирование как проявление закона единства и борьбы противоположностей», под ред. д.э.н. А.В. Золотова и д.э.н. О.А. Мазура; и «Азбука забастовочной борьбы», под авторством Казан Г. Л. и Попова М. В.

Дальше в помощь книга М.В. Попова и А.С. Казённова «Советы как форма государственной власти». Когда забасткомы от заводов объединятся в советы и смогут договариваться не на уровне отдельных предприятий «каждый с каждым», а «все со всеми», вот тогда будет сделан первый шаг к становлению власти рабочего класса. Но это мы забежали далеко вперёд. Для начала напишите проект колдоговора, поборитесь за увеличение зарплаты, её повышения на уровень инфляции, да 10-30 процентов сверху, за уменьшение рабочего времени при сохранении и повышении заработной платы. Ведь если вы работаете меньше за те же деньги, то фактически вы за час своей работы получаете БОЛЬШЕ. Но здесь стоит оговориться, что один в поле не воин. Только большинством коллектива можно добиться улучшения условий труда.

История нам показывает, что развитие общества имеет свои чёткие законы. И главный лозунг остаётся прежним – «пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

П. В. Гомелаури, РПР, Ростов-на-Дону

1И. В. Сталин. Марксизм и национальный вопрос.

Читайте также:

Закрепите на Pinterest